logo

Возвращение европеизации во внешнюю политику Молдовы и позиция ЕС в отношении молдавского политического кризиса. Анализ от Диониса Ченушэ


https://ipn.md/public/index.php/ru/vozvrashchenie-evropeizatsii-vo-vneshnyuyu-politiku-moldovy-i-pozitsiya-es-v-7978_1079263.html

 

 

Прочное ассоциирование Майи Санду с Евросоюзом повышает её ответственность за внутреннюю политику, как и ответственность ЕС за действия его главного политического партнёра в Молдове...

 

Дионис Ченуша, Старший обозреватель
 

В своей инаугурационной речи от 24 декабря 2020 года Майя Санду подчеркнула, что она будет „президентом европейской интеграции”. Позднее, в ходе общения с молдавским дипломатическим корпусом, она указала на необходимость срочной перезагрузки отношений с ЕС с целью преобразования страны и её „пришвартовки” к ЕС. Поэтому отношения с ЕС обречены стать точкой отсчёта для молдавской внешней политики в ближайшие четыре года. В то же время Брюссель всецело заинтересован в поддержке мандата Санду на внешней арене, но в особенности – на внутриполитической арене страны. С одной стороны, европейские институты демонстрируют оптимистичную убеждённость в том, что новый президент способна переломить ситуацию в области структурных реформ. С другой стороны, Майя Санду нуждается в моральном авторитете ЕС, а также в его финансовой помощи, чтобы иметь возможность продемонстрировать собственным избирателям свою политическую полезность. В то время как ЕС ищет в регионе „истории успеха”, президент Санду стремится удовлетворить общественный интерес, что также укрепило бы её престиж внутри страны и на международной арене.

Что побуждает президента Санду двигаться в направлении ЕС?

Заинтересованность президента Санду в расширении отношений с Брюсселем объясняется целой совокупностью причин. Они начинаются с предоставляемых Евросоюзом ресурсов, продолжаются структурой электората Майи Санду, а завершаются приоритетностью европейского вектора в свете неизбежных трудностей в отношениях с Россией.

Во-первых, координаты реформ в Молдове следуют из Соглашения об ассоциации и политических обязательств перед ЕС. Любое продвижение вперёд в значительной степени зависит от того, насколько „здоровыми” являются отношения с ЕС. „Импорт” европейской помощи не имеет альтернатив, если целью является возобновление и ускорение реформ, в том числе в целях восстановления после пандемии. По этой причине президент Санду ищет помощи в правильном месте – в Брюсселе.

Во-вторых, соседи Молдовы – Румыния и Украина – находятся в составе ЕС или являются частью регионального процесса европейской интеграции (3DCFTA, January 2021). Такое окружение благоприятствует проевропейской логике, которой руководствуется Майя Санду в своих действиях на внешней арене.

В-третьих, 27% голосов во втором туре ноябрьских выборов 2020 года Майя Санду получила от диаспоры, большая часть которой эмигрировала (временно или окончательно) в страны Евросоюза. Лояльность данной категории избирателей имеет чрезвычайное значение для президента Санду, поскольку они обеспечивают публичное одобрение её деятельности (особенно в сети Фейсбук). В связи с этим, положительная реакция диаспоры на движение в направлении ЕС обретает психологическую подоплёку, которая оказывает значительное влияние на политическую повседневность президента Санду.

В-четвёртых, отношения с ЕС основываются не только на институциональном диалоге, но и, прежде всего, на политических связях, которые Майя Санду, в качестве лидера оппозиции в 2016–2020 годах, установила с брюссельскими политиками из Европейской народной партии. Именно эти контакты обеспечивают президенту Санду безоговорочную поддержку в Европейском парламенте и других европейских учреждениях. Принадлежность к европейской политической экосистеме является ценным политическим ресурсом, обеспечивающим политический вес внутри страны, крайне необходимый для роста популярности политформирования Майи Санду – Партии действия и солидарности – вплоть до обретения статуса самой влиятельной политической силы в стране. Этот рост может стать наследием президентства Майи Санду.

Пятой и последней важной причиной для того, чтобы сделать европейский вектор приоритетным, являются сложные отношения с Россией (IPN, декабрь 2020 г.). Наряду с укреплением дружеских отношений с Румынией и Украиной, диалог с ЕС в энергетической сфере имеет решающее значение для компенсирования отсутствия успехов на восточном внешнеполитическом направлении. Контакты с США также могут оказать большую помощь, но у новой администрации слишком много забот, и молдавскому досье придётся вступить в ожесточённую конкуренцию за внимание тех, кто принимает решения в США. Президент Санду не сформулировала какой-либо стратегии отношений с Россией, а в её администрации нет специалистов, искушённых в этой области. В отсутствие экспертных знаний и конкретного и осуществимого плана действий в отношениях с Москвой страна рискует не суметь предотвратить дальнейшую деградацию отношений с Москвой. Первой „горячей” точкой стали заявления Майи Санду по поводу российских войск в приднестровском регионе, которые были искажены рядом российских чиновников, в том числе президентом Владимиром Путиным.

Несмотря на то, что Санду озвучила международные обязательства России по выводу российских войск, такие заявления должны сопровождаться серией логичных действий. Тем самым спонтанная реакция на влияния с Востока станет менее вероятной. Второй невралгической точкой стало решение молдавского Конституционного суда, вынесшего вердикт не в пользу привилегированного статуса русского языка, который до 2018 года обладал легальным прикрытием для функционирования в качестве языка „межнационального общения” (FaraGhilimele, январь 2021 г.). Министерство иностранных дел России упрекнуло Майю Санду в том, что она, якобы, не выполнила свои предвыборные обещания о соблюдении прав меньшинств. В то же время социалисты, во главе с экс-президентом Молдовы Игорем Додоном, обвинили Санду во влиянии на решение КС. На самом деле, обращение по поводу русского языка поступило не от президента Санду, прибегающей к русскому языку для общения с иноязычным населением, а от нескольких депутатов, один из которых (Октавиан Цыку) открыто выступает за объединение Молдовы с Румынией.

Первый визит в Брюссель: что привезено в „чемодане”?

Демонстрация открытости Евросоюза стала основной дипломатической целью первого визита президента Санду в столицу ЕС. Все европейские институты, а также лидеры основных парламентских групп – Европейской народной партии и фракции „Обновление Европы” – внесли свой вклад в формирование очень насыщенной повестки дня. Никогда ранее прибытие молдавского президента в Брюссель не вызывало такой суматохи. Чрезмерное внимание со стороны европейских политиков было призвано подчеркнуть политический вес электоральной победы Майи Санду и её роль в сближении страны с ЕС. Кадры президента Санду, встречающейся с европейскими политическими деятелями, заполонили отечественные СМИ, неся особое символическое содержание для её избирателей, как из Молдовы, так и из диаспоры.

Внимания заслуживает ряд важных результатов, достигнутых в ходе поездки президента Санду в Брюссель.

Во-первых, произошла перезагрузка институциональных контактов между Администрацией президента Молдовы и политическими офисами Евросоюза. В результате диалог с теми, кто принимает решения в рамках исполнительных и законодательных ветвей ЕС, получил новое измерение. От него зависит эффективность трансляции из Кишинёва убедительных для Брюсселя сигналов. Из-за низкого доверия к институту президента в 2016–2020 годах контакты с ЕС были, если и не холодными, то слишком формальными и, соответственно, робкими.

Второй важный аспект связан с текущим измерением двусторонних отношений, в рамках которых вновь возникла готовность предоставить безвозмездную финансовую помощь: 21 миллион евро – на реформу полиции, и 15 миллионов евро – в качестве бюджетной помощи для уменьшения последствий пандемии, на основе „Договора по устойчивости”. Тщательное изучение деталей этой помощи показывает, что ЕС планировал её для Молдовы в прошлом году, но отложил её выделение до окончания президентских выборов, по очевидным политическим причинам. По сравнению с другими ассоциированными с ЕС странами, Молдова получит меньше денег. Так, подписанный ЕС „Договор по устойчивости” для Грузии включает в себя 75 миллионов евро бюджетной помощи. А в случае Украины помощь Евросоюза предназначена для регионов (EU4ResilientRegions) – 30 миллионов евро. Как показывают приведённые цифры, победа Майи Санду не увеличила помощь, предоставляемую Евросоюзом, которая зависит от многих факторов (3DCFTA, апрель 2020 г.). Скромные европейские ресурсы, доступные Молдове, являются следствием цикла негативных событий, истоки которого приходятся ещё на период правления олигархического режима Владимира Плахотнюка.

Третий аспект заключается в прощупывании почвы для переговоров с ЕС касательно будущего финансирования на двустороннем (единый рамочный документ двусторонней поддержки на 2021–2027 годы) и многостороннем (финансирование проектов, включающих в себя „Достижимые цели на период после 2021 года”, предназначенные для шести стран Восточного партнёрства) направлениях. Бюджет ЕС на следующие семь лет уже принят (декабрь 2020 года), в общей сложности он составляет 98,4 миллиарда евро для соседних стран (вступление в ЕС стран Западных Балкан, Восточное партнёрство) и для остального мира. Из заявлений президента Санду, сделанных по возвращении из Брюсселя, следует, что в ближайшие месяцы ЕС примет решение касательно распределения денег на двустороннюю помощь третьим странам, включая Молдову. Если имеется желание привлечь для страны больше финансовых средств, то политическая ситуация в Кишинёве должна быть срочно стабилизирована. У президента Санду есть два варианта: назначить эффективное правительство, которое подготовило бы страну к выборам этой осенью, или способствовать провалу назначения премьера, установив сроки проведения досрочных выборов на весну–лето 2021 года. Колебания в любом случае лишь оттягивают досрочные выборы.

Игнорируется политический кризис в Кишинёве, но не в Тбилиси – почему?

Диалог между ЕС и президентом Санду внушает оптимизм. Тем не менее, выгоды, которые страна может получить от отношений с ЕС, зависят от успеха президента Санду во внутренней политике. Поэтому осознание институциональных ограничений, связанных с мандатом Майи Санду (EESC, ноябрь 2020 г.), имеет решающее значение для соизмерения внутренних и внешних ожиданий. Пренебрежение конституционной реальностью, в условиях которой лавирует президент Санду, может толкнуть страну на рискованный путь. Европейские чиновники обладают авторитетом для Майи Санду, поэтому могут оказывать положительное влияние для предотвращения обострения политического кризиса, в котором находится Молдова (3DCFTA, январь 2021 года). Таким образом, президенту Санду могут помочь не совершать ошибок, преследуя благородную цель избавить страну от коррупции. Ведь цель оправдывает средства очень редко или никогда, особенно если присутствует стремление построить устойчивую демократию.

По возвращении из Брюсселя президент Санду дала понять, что европейским игрокам хорошо знакомы молдавские реалии (Presedinte.md, январь 2020 года). Это не кажется очевидным, поскольку ни один из собеседников Санду не упомянул о политическом кризисе в Кишинёве, который обусловлен, в том числе, промедлением президента Санду с выдвижением кандидата на должность премьера. Расчёты тандема Санду–ПДС ясны: спровоцировать досрочные выборы и как можно скорее очистить парламент от коррумпированных представителей, чтобы реинвестировать электоральный кредит, полученный на президентских выборах 2020 года. Однако в достижении этой цели президент опасно балансирует на краю дозволенного Конституцией. Вся ответственность за назначение премьер-министра лежит на президенте, и оппозицию никак нельзя обвинить в бездействии Майи Санду. Не в этом случае.

Несмотря на сложность политической ситуации в Кишинёве, европейские чиновники не выразили никакого беспокойства на встречах с Майей Санду. Это свидетельствует о лишь приблизительном понимании молдавских реалий европейскими чиновниками. Либо Брюссель не хочет возражать против действий президента Санду, которая не спешит назначать нового премьера. Отношение к ситуации в Молдове и, в том числе, к непосредственной роли Майи Санду в преодолении кризиса значительно отличается от суеты ЕС вокруг событий в Грузии.

По прошествии нескольких дней после визита Майи Санду в Брюсселе побывала президент Грузии Саломе Зурабишвили. В отличие от поверхностного отношения к политической ситуации в Молдове, глава европейской дипломатии Джозеф Боррелл недвусмысленно обсудил с грузинским президентом политический кризис в этой кавказской стране, где основные оппозиционные партии бойкотируют парламент, контролируемый большинством, имеющим связи с олигархами („Грузинская мечта”). Слишком много политических надежд связаны с президентством Майи Санду, из-за чего ЕС готов проявить терпимость.

Вместо заключения...

Визит президента Санду в Брюссель свидетельствует о новой динамике отношений с ЕС. Во внешнюю политику страны быстрыми шагами возвращается европеизация. На фоне этого качественного изменения Молдова имеет возможность более обоснованно и эффективно продвигать свои цели в Брюсселе, в том числе в плане получения финансовой помощи в течение следующего десятилетия. У Майи Санду имеются надёжные контакты внутри ЕС. Европейские институты хотят помочь Молдове, в том числе для того, чтобы уменьшить геополитическое влияние России, которое уже начало размываться в результате президентства Санду.

Ошибок, допущенных Евросоюзом в прошлом, когда он терпимо относился к отклонениям от правил игры в Молдове, в настоящее время следует избегать. В обмен на терпимость европейские партнёры должны поддерживать участие Майи Санду в поиске жизнеспособных политических решений, которые положили бы конец нынешнему парламенту на досрочных выборах. Посредничество в разрешении грузинского кризиса служит полезным примером инициативной позиции Брюсселя. Должное „попечение” о тандеме Санду–ЕС может повысить популярность европейского вектора в Молдове, а пренебрежение им может привести к обратному эффекту. Наконец, прочное ассоциирование Майи Санду с Евросоюзом повышает её ответственность за внутреннюю политику, как и ответственность ЕС за действия его главного политического партнёра в Молдове.


 
Дионис Ченуша, Старший обозреватель
Дионис Ченуша является политологом, исследователем в Университете им. Юстуса Либиха в Гисене, выпускником магистратуры по Междисциплинарным политическим исследованиям в Колледже Европы в Варшаве.
Области исследований: Европейская политика добрососедства, отношения ЕС–Молдова, внешняя политика ЕС и России, миграция и энергетическая безопасность. 
Следите за Дионисом Ченуша в Twitter

IPN публикует в рубрике Op-Ed материалы авторов извне редакции. Высказанные ими мнения не обязательно совпадают с мнениями редакции.