logo

Пандемические ограничения: Что было в первой волне и что сейчас в мире? Op-Ed Алы Токарчук


https://ipn.md/public/index.php/ru/pandemicheskie-ogranicheniya-chto-bylo-vpervoy-volne-i-chto-seychas-v-7978_1077537.html

Эксперты по кризисному управлению говорят, что если общество живет более 200 дней в условиях неопределенности, то кризис становится экзистенциальным. Молдова живет в кризисе COVID-19 уже 240 дней. Почему мы предпочитаем жить в неопределенности, когда мы можем жить по-другому? Для начала нам просто необходимо изменить тактику в борьбе с пандемией...
---


Пандемия коронавируса поставила тысячи жизней перед вызовами и поставила системы здравоохранения под огромное давление.

Первой страной, которая ввела радикальные ограничения, стала Италия. В феврале несколько городов Италии, идентифицированных как "красные зоны", были помещены на карантин в надежде остановить распространение болезни в другие части страны.

Национальная модель карантина, связанная с исключительной ситуацией, применялась в большинстве европейских стран в первой волне пандемий.

Цель применения первой волны карантина состояла в том, чтобы позволить системам здравоохранения подготовиться к реагированию на пандемию.

 

Ограничения включали, в том числе:

  1. Национальные мероприятия останавливаются;
  2. Закрытие учебных заведений: школ, детских ясель, детских садов;
  3. Ограничения на национальные перевозки;
  4. Закрытие несущественых магазинов;
  5. Ограничения на международные перевозки;
  6. Ограничения полетов;

 

Уже в мае стало ясно, что постепенное сокращение мер сдерживания неизбежно приведет к росту новых случаев коронавирусной инфекции.

Страны избрали различные тактики пандемии для-так называемой второй волны. Некоторые страны выбрали тактику искоренения вируса, другие выбрали тактику подавления.


Страны, применяющие тактику искоренения, применяют массовое тестирование и выявление всех инфицированных с их последующей изоляцией. Кроме того, эти   страны проверяют всех, кто приезжает в страну.

Их логика проста: мы полностью искореним вирус, присутствующий в стране, и не позволяем его завести из-за рубежа.

Китай и некоторые азиатские государства часто применяют эту тактику. Недавно эта тактика применялась Словакией, страной с населением 5,5 миллиона человек и средним числом новых ежедневных случаев заболевания в 600 человек. При поддержке армии 3,6 миллиона человек прошли тестирование в Словакии с помощью быстрых южнокорейских тестов. В общей сложности 5000 бригад по 8 человек работали в передвижных палатках по всей стране. Повторное тестирование ожидается в течение 7 дней в некоторых географических регионах с более высокой заболеваемостью. Тест был добровольным. Людям, отказавшимся от тестирования, было приказано изолировать себя на 14 дней. Цель проекта состояла в том, чтобы обнаружить всех тех, кто инфицирован COVID-19 и их изоляции. На первом этапе было обнаружено и изолировано около 38000 человек, инфицированных COVID-19. Стоимость проекта оценивалась в 43 миллиона евро.

Второй этап предусматривает обязательное тестирование для всех въезжающих в страну. Словакия, вероятно, станет первой европейской страной, объявившей себя свободной от Ковида, после эффективных противопандемических мер. Их опыт в настоящее время широко изучается другими европейскими странами.

Страны с тактикой подавления пандемии (Молдова входит в число этих стран) следят за развитием случаев заболевания и принимают решения о применении или отмене ограничений на определенные периоды времени. Инфицированные проходят лечение дома или в больницах.

Модели ограничений, применяемых в первой волне, и модели ограничений, применяемых во второй волне, различны, и теперь ограничения зависят от нескольких показателей.

Были разработаны три основных набора критериев, которые помогут странам сохранить контроль над ситуацией. Каждая страна применяет их при оценке в моменты необходимости пересмотреть меры:
 

  1. Эпидемиологические критерии, указывающие на устойчивое сокращение и стабилизацию числа госпитализаций и/или новых случаев заболевания в течение длительного периода времени;
  2. Достаточный потенциал системы здравоохранения, например, с точки зрения достаточного количества больничных коек, фармацевтических препаратов и запасов оборудования; 
  3. Соответствующий потенциал мониторинга, включая крупномасштабные возможности тестирования для быстрого обнаружения и изоляции инфицированных лиц, а также возможности отслеживания и отслеживания.

 

Среди новых элементов ограничений, применяемых во второй волне, можно отметить следующие:
 

  • применение ночных ограничений движения в период с 23.00 до 5.00;
  • применение карантина выходного дня, т.е. на два дня выходных;
  • применение карантина для отдельных городов или районов, без карантина по всей стране;
  • Обязательное ношение масок везде, в том числе на открытых пространствах;
  • Применение полного карантина на короткий период до 10 дней;

 

Все эти меры имеют одну цель - замедлить пандемию. Когда случаи начинают падать, ограничения ослабляются. Эффективность этих мер в ряде европейских стран уже хорошо доказана.

Размышления о возможных сценариях в Молдове

Мы попытались замедлить пандемию здесь с серьезными ограничениями в начале пандемии. Мы смогли затормозить на некоторое время. В результате пострадала экономика.

Мы постарались позволить пандемии идти своим путем, параллельно с нашим путем. Не замедляя ни нас, ни пандемию. Мы зафиксировали большое количество пациентов, большое количество смертей, и мы продолжаем регистрировать их.

По некоторым подсчетам, в Молдове сейчас через COVID-19 уже прошло около 300 000 человек, или около 10% населения. Национальная медицинская компания уже объявила о расходах более 500 миллионов леев на COVID-19.

Мы не достигли коллективного иммунитета в 60-70%, мы не искоренили вирус, мы не затормозили внезапно. Мы не хотим применять новые ограничения, и мы часто задаемся вопросом, что мы можем ожидать?

Чтобы избавиться от пандемии, нам нужен иммунитет. Иммунитет может быть естественным, т.е. сформироваться после болезни.  Иммунитет может быть искусственным, генерируемым вакциной. Вакцина еще не утверждена, и я предполагаю, что она не будет доступна раньше лета 2021 года.

Теперь у нас есть только два реальных варианта:

Применять карантин и прервать часть из цепочек передачи, снизить уровень инфекции до управляемого уровня и продолжать работать в этой постоянной опасности. Карантин может быть локальным, частичным, периодическим, но он, безусловно, сломает некоторые цепи передачи заболевания. Затраты на лечение все равно останутся высокими и превысят 1 млрд леев в течение года.

Организовать массовые тесты для населения. Это означает, что в течение двух дней провести тесты всех людей, чтобы определить всех инфицированных и изолировать их.  Через неделю повторить упражнение и найти оставшихся. То есть, мы можем выявить всех инфицированных внутри страны в течение двух недель и лечения реальных больных.  Затем мы вводим тестирование на 10 пограничных пунктах для всех, кто въезжает. И к Рождеству мы можем объявить нашу страну, свободную от COVID.

Вы спросите меня, какова цена? Если Словакия с населением 5,5 миллиона человек потратила 43 миллиона евро, нам с населением в 2,6 миллиона, придется потратить половину этой суммы.

Месяц назад Китай протестировал 10 миллионов человек в городе всего за семь дней. Они выявили только восемь положительных случаев заболевания. Это был пример для всего мира, как остановить пандемию. Несколько азиатских стран применили эту тактику искоренения и уже живут более 200 дней без какого-либо случая COVID-19.

Эксперты по кризисному управлению говорят, что если общество живет более 200 дней в условиях неопределенности, то кризис становится экзистенциальным.

Молдова живет в кризисе COVID-19 уже 240 дней. Почему мы предпочитаем жить в неопределенности, когда мы можем жить по-другому? Для начала нам просто необходимо изменить тактику борьбы с пандемией.