logo

Олигархи Грузии, Молдовы и Украины: между отступлением, перегруппировкой и „перевоспитанием”. Анализ от Диониса Ченуша


https://ipn.md/public/index.php/ru/oligarkhi-gruzii-moldovy-i-ukrainy-mezhdu-otstupleniem-peregruppirovkoy-i-perevo-7978_1081681.html

 

 

Олигархи по-прежнему являются активными политическими игроками в Грузии, Молдове и Украине. Хотя их реальное влияние невозможно оценить точно, его нельзя недооценивать, поскольку оно отражается на качестве демократических процессов и подрывает национальную безопасность в интересах России...

 

Дионис Ченуша, Старший обозреватель
 

Недавние признаки улучшений в сфере политической конкуренции в странах Восточной Европы диктуют изменения в поведении игроков, обладающих финансовыми рычагами, также известных как олигархи – ставших неотъемлемой силой в рамках местных политических систем. Они стараются пересмотреть свои стратегии, цель которых заключается в восстановлении, укреплении или сохранении каналов для вмешательства в процессы принятия решений. Какими бы несовершенными ни были демократические институты Грузии, Молдовы и Украины, нынешние условия всё ещё допускают повороты ситуации, благоприятные для демократизации политической сферы. Риторика и действия Европейского союза (ЕС) играют решающую роль в изменении соотношения сил между политическими игроками в соседствующих с ним странах, а также налагают некоторый существенный отпечаток на поведение олигархических центров.

Посредничество в урегулировании политического кризиса в Грузии, в котором участвовал ряд европейских институтов, от Европейского совета до Европейского парламента, оказало давление на основных политических игроков. Именно благодаря этому давлению правящая партия („Грузинская мечта”) согласилась на некоторое перераспределение ролей в парламенте в пользу оппозиции. Трудно идти на такие уступки в условиях комфортного парламентского большинства, полученного по итогам октябрьских выборов 2020 года (90 мандатов из 150). Кроме того, ряд структурных реформ, проведения которых требует оппозиция, превратились в экстренную необходимость государственного и политического характера (NEE, April 2021), что противоречит модели медленных и половинчатых реформ, привычной для „Грузинской мечты”, доверие к которой за рубежом держится на низком уровне.

В молдавском случае трансформация политической сцены началась сразу после того, как в конце 2020 года пост президента перешёл к Майе Санду (3DCFTAs, ноябрь 2020 г.). Устранение влияния прежних неформальных сетей в государственных учреждениях, а также в рамках управления государственной собственностью и госсредствами, является ключевой темой президентского мандата Санду. Это стремление получило безоговорочную поддержку со стороны Евросоюза, который также обеспечил неограниченную внешнюю легитимность инициативе Майи Санду о роспуске парламента (28 апреля 2021 года) и инициировании досрочных парламентских выборов, назначенных на 11 июля 2021 года. Одной из основных ставок выборов, объявленных президентом Санду, является „борьба за чистоту политического класса”.

На политической сцене Украины складывается более спокойная ситуация, так как президент Владимир Зеленский располагает дееспособным большинством в парламенте (254 мандата из 450), а следующие парламентские выборы пройдут лишь в 2023 году. Пандемический кризис стал проверкой на прочность для популярности Зеленского. Последние опросы показывают, что около 43.8% населения оценивают деятельность Зеленского отрицательно, 37.2% относятся к ней нейтрально и только 15.4% считают её положительной (Центр Разумкова, март 2021 г.). В мае рейтинг Зеленского среди избирателей был примерно на 10% выше, чем у его главного политического оппонента Петра Порошенко – 23,4% против 13,5%. Отношения администрации Зеленского с олигархами отличаются непостоянством, а политический субъективизм в них – вездесущ. В то время как в отношении экс-президента Петра Порошенко прокуратура проводит расследование почти по трём десяткам дел, олигарх Игорь Коломойский сталкивается с всё более запретительным и протекционистским законодательством и антимонопольными решениями в банковской сфере (национализация Приватбанка) и в энергетическом секторе (цены на нефть, Укрнафта). Тем не менее, Зеленский не хочет или не может открывать слишком уж много фронтов для борьбы со всеми олигархами, уделяя приоритетное внимание противодействию влиянию таких пророссийских олигархов, как Виктор Медведчук, в отношении которого в настоящее время проводится расследование по преступлениям, связанным с госизменой в интересах России (Meduza, май 2021 г.).

Влияние олигархов в Грузии, Молдове и Украине отличается в зависимости от конкретной страны и существующих в ней ограничений, но повсюду оно токсично для свободы и надлежащего функционирования демократических институтов. Хотя широко распространено восприятие олигархов в качестве риска для политических процессов, только в Украине они рассматриваются как угроза для национальной безопасности. В то же время, только в Молдове представители ЕС публично указывают на существование олигархических сетей – в связи с расследованием масштабных преступлений (таких, как „хищения из банковской системы”). Наличие в Грузии такого явления, как олигархия, нельзя заметить в оценках ЕС, даже когда это явление становится источником политических кризисов. В то же время украинская олигархия привлекает к себе пристальное внимание ЕС в большей степени по причине секторальных реформ, нежели связанных с верховенством закона. В результате как власти трёх стран, так и Евросоюз придерживаются разных взглядов на олигархов, которые воспринимаются избирательно: как риск для демократизации стран или для национальной безопасности (см. Таблицу).

Таблица. Преобладающее отношение к олигархам в Грузии, Молдове и Украине

 

Грузия

Молдова

Украина

Особая политика, направленная на деолигархизацию

Нет

Нет

Да

Фигурируют в заявлениях ЕС

Нет

Да

Нет

Риск для демократизации

Да

           Да

Да

Геополитический риск

Нет

Нет

Да

Источник: Компиляция автора


Грузия: уход в тень главного олигарха

Активность европейского и американского участия в управлении грузинским политическим кризисом 2020–2021 годах вынудила олигарха Бидзину Иванишвили уйти в тень (NEE, March 2021), хотя бы временно. Политический кризис 2020–2021 годов превысил по своим масштабам акции протеста  против российской оккупации, которые взбудоражили грузинскую общественность летом 2019 года. Как бы то ни было, уход Иванишвили с официального поста в правящей партии и его предполагаемый выход на политическую пенсию произошли только после ареста с применением насилия оппозиционного лидера Ники Мелии (партия „Единое национальное движение”) (BBC, февраль 2021 г.). Политическая напряжённость стала для Иванишвили невыносимой, ему грозили, в том числе, индивидуальные санкции, а не только новые волны протестов. Если бы он, на пике политического кризиса, не отказался от своей центральной роли в принятии политических решений, то Запад был бы вынужден прямо признать наличие признаков „захваченного государства”, координируемого Иванишвили. Помимо издержек, связанных с непоправимым ущербом для собственной репутации, другие, более серьёзные последствия могли даже включать в себя возможный пересмотр финансовой помощи от ЕС.

Пока нельзя твёрдо сказать, что Иванишвили не решит вернуться на первый план после устойчивого урегулирования нынешнего политического кризиса. Но до тех пор другие бизнесмены стремятся нарастить свои политические мышцы, чтобы составить конкуренцию созданной Иванишвили политической системе. В их числе – Мамука Хазарадзе, лидер партии „Лело” (4 мандата в парламенте), являющийся с 2019 года фигурантом дела о предполагаемом отмывании денег в размере 17 миллионов долларов, совершённом в 2008 году (в период правления Михаила Саакашвили). Леван Васадзе – ещё один грузинский бизнесмен, который в мае 2021 года объявил о своих планах создания партии „Эри”, базирующейся на продвижении семьи и традиционных ценностей, в качестве реакции на вмешательство ЕС в урегулирование политического кризиса (Сова, май 2021 г.).

Молдова: возможна ли перегруппировка олигархов?

Тотальная война против коррупции, которую продвигает президент Санду, включает в себя и, своего рода, повышение эффективности „охоты” на олигархов, стоящих за преступлениями в банковской сфере, совершёнными в 2012–2014 годах. Целью этой же „охоты” является возвращение финансовых средств, похищенных из государственного сектора и скрытых в офшорах, откуда олигархи финансируют свою роскошную жизнь и своё влияние на политическую сферу. Экспроприация средств, незаконно полученных олигархами, является элементом схемы борьбы с коррупцией в высших эшелонах, анонсированной президентом Санду. Пример с конфискацией из офшоров денег сына олигарха и экс-премьера Влада Филата (около 534 тысяч евро), с их последующим возвратом в Молдову (Anticoruptie.md, май 2021 г.), применённый британскими властями, показывает, что чистота финансовой репутации беглых олигархов больше не является неприкосновенной, и дело обстоит как раз наоборот.

По итогам досрочных выборов вырисовывается утверждение антикоррупционной повестки дня на парламентском и исполнительном уровнях. Реализация этого сценария настораживает олигархические силы, которые способствовали деформации парламента (в 2019–2021 гг.), распущенного в апреле, стремясь удержать проевропейские и антикоррупционные политические партии в меньшинстве. Беглым олигархам – Владу Плахотнюку (Турция) и Илану Шору (Израиль) – нужны время и благоприятные политические условия для перегруппировки. Прохождение как можно большего числа идеологических противников президента Санду в парламент следующего созыва, то есть Партии социалистов, баллотирующейся в составе избирательного блока, вместе с Партией коммунистов, было бы крайне благоприятно. Кроме того, олигархические центры, переместившиеся за пределы страны, рассчитывают на собственные политические проекты – партию „Шор” – или другие предвыборные конструкции, поддерживаемые из финансовых источников сомнительного происхождения и управляемые политическими лидерами с авторитарным типом поведения, такие как блок „Ренато Усатый”. Дезориентация и ослабление антикоррупционных реформ являются основной целью, преследуемой вышеупомянутыми олигархами. Если достичь её не удастся, то они будут искать политические возможности в дестабилизации нового парламента по идеологическим и геополитическим критериям.

Украина и попытка „перевоспитания” олигархов

В отличие от Грузии и Молдовы, украинские власти проявили решимость противодействовать рискам для национальной безопасности, порождаемым олигархами. В апреле 2021 года президент Зеленский поручил разработать законодательство, направленное на деолигархизацию. После этого Совет национальной безопасности сообщил, что 13 бизнесменов можно причислить к категории олигархов, а предлагаемая деолигархизация должна привести к „устранению пятой колонны”. Кроме того, политическая мотивация Зеленского, связанная с прояснением статуса украинских олигархов, направлена не только на противодействие влиянию пророссийских олигархов, но и на разработку „правил поведения” для нынешних и будущих олигархов.

Запущенная примерно через два года после начала мандата Зеленского и спустя месяц после того, как США ввели санкции против Коломойского (РБК, март 2021 г.), инициатива по деолигархизации предусматривает введение конкурентных и прозрачных правил, с возможностью добровольного „перевоспитания” олигархов. Тем самым Зеленский включает своего рода „зелёный сигнал светофора” перед олигархами, желающими превратиться в бизнесменов, дистанцировавшихся от политики и не имеющих монополий в экономике. На фоне расследований в отношении Порошенко, Коломойского и Медведчука предложение Зеленского может оказаться привлекательным. В любом случае осуществимость деолигархизации (пока находящейся в зародыше) зависит от реформирования юстиции и укрепления независимости антимонопольных и антикоррупционных ведомств, испытывающих постоянное давление со стороны изживших себя сил.

Вместо заключения...

Олигархи по-прежнему являются активными политическими игроками в Грузии, Молдове и Украине. Хотя их реальное влияние невозможно оценить точно, его нельзя недооценивать, поскольку оно отражается на качестве демократических процессов и подрывает национальную безопасность в интересах России.

Несмотря на то, что инициатива по деолигархизации страны, запущенная президентом Зеленским, пока находится на ранней стадии, украинский опыт необходимо тщательно изучить, чтобы впоследствии его можно было воспроизвести в Грузии и Молдове. ЕС мог бы поддержать подобные инициативы, тем самым заняв позицию противника олигархического влияния, которое является обратимым и представляет собой одну из самых серьёзных внутренних угроз для демократических реформ.


 
Дионис Ченуша, Старший обозреватель
Дионис Ченуша является политологом, исследователем в Университете им. Юстуса Либиха в Гисене, выпускником магистратуры по Междисциплинарным политическим исследованиям в Колледже Европы в Варшаве.
Области исследований: Европейская политика добрососедства, отношения ЕС–Молдова, внешняя политика ЕС и России, миграция и энергетическая безопасность. 
Следите за Дионисом Ченуша в Twitter

IPN публикует в рубрике Op-Ed материалы авторов извне редакции. Высказанные ими мнения не обязательно совпадают с мнениями редакции.