logo

Есть ли у нас или нет чрезвычайное положение в области общественного здравоохранения? Op-ED от Алы Токарчук


https://ipn.md/public/index.php/ru/est-li-u-nas-ili-net-chrezvychaynoe-polozhenie-v-oblasti-7978_1081563.html

Мой вывод заключается в том, что мы оказались в регуляторной ловушке. Мы решаем по показателям, и вроде бы мы решаем правильно, следуя утвержденному алгоритму принятия решений. В то же время мы позволяем вирусу распространяться в сообществе беспрепятственно. Последствия могут быть неприятными для всех.” ...
---


В апреле мы все были озабочены, и здесь я имею в виду население Молдовы, противоречивыми сообщениями об чрезвычайной ситуации, определяемой COVID-19.

Мы даже прожили несколько дней в полной расслабленности, без каких-либо пандемических ограничений. В конце месяца, т.е. 29 апреля, Национальная чрезвычайная комиссия по здравоохранению издала   решение № 54 от 29 апреля 2021 года, в котором в частности отмечалось: „С 29 апреля 2021 года в административно-территориальных единицах, для которых установлен Красный уровень тревоги, на основании показателя заболеваемости COVID-19 за последние 14 дней более 100 случаев на 100 тыс. населения, административные территориальные комиссии по здравоохранению устанавливают чрезвычайное положение в здравоохранении.”

Как мы интерпретируем документ?


Я несколько раз внимательно читала этот документ, чтобы убедиться в том, что я правильно поняла послание этой Комиссии.

Согласно этому документу, Республика Молдова по состоянию на 29 апреля 2021 года как страна не имеет чрезвычайной ситуации и не находится в состоянии чрезвычайного положения в области общественного здравоохранения.

Только населенные пункты или административно-территориальные единицы, в которых регистрируют за 14 дней более 100 новых случаев заболеваний на100 тысяч человек, должны будут установить чрезвычайное положение в области общественного здравоохранения.  

Я решила взглянуть на ситуацию в свете цифр. Существует несколько цифровых платформ, которые анализируют данные COVID-19 по каждой стране. Ни одна из этих платформ не гарантирует нам абсолютно правильные цифры. Их функциональность основана на вычислительных алгоритмах, которые не всегда учитывают локальную специфику ситуации.

Показатель "количество новых случаев на 100 тысяч населения “ практически на всех этих платформах рассчитывается легко. Разница в этом показателе определяется общей численностью населения, используемой в расчетах. Например, платформа ВОЗ использует показатель 4,044 миллиона человек для Молдовы. Другие платформы, такие как Reuters, используют цифру в 3 миллиона человек, что, на мой взгляд, ближе к реальности.

Агентство Reuters собирает ежедневные данные об инфекциях и смерти COVID-19 в 240 странах и территориях по всему миру, регулярно обновляемые каждый день.

Сегодня Reuters дает нам 53 новых случая  на 100 тысяч населения за последние 7 дней в Республике   Молдова, или 106 новых случаев на 100 тысяч населения за последние 14 дней, или в среднем 202 случая за последние 2 недели. По этому показателю (106 - более 100) в Республике Молдова, как стране, должен быть присвоен "Красный уровень опасности“ с применением соответствующих ограничений.

Очевидно, что при сводном показателе 106 на национальном уровне мы не можем иметь показатели более 100 на уровне территориальных административных единиц. Местные комиссии не применили Красного уровня, и у них есть для этого вполне оправдание, количество новых случаев на 100 тыс. населения на  их территории составляет менее 100 за 14 дней.

По этим причинам мы также видели несколько публичных мероприятий с массовым участием населения в эти дни и с минимальным соблюдением мер предосторожности. На бумаге все совершенно правильно. В действительности, однако, вирус в настоящее время, как волк, которого поставили охранником у овец.

Вернемся к цифрам

Если мы посмотрим на некоторые цифры, представленные властями за последние два месяца, то увидим постепенный рост числа новых случаев заболевания, с максимумом в третьей декаде марта и очень линейное резкое снижение показателей. Эпидемиологам здесь возможно следует выполнить домашнее задание, чтобы сказать нам, какие факторы повлияли на этот быстрый, линейный спуск с вершины горы? Было бы интересно знать, чтобы быть более подготовленными к будущим волнам.

Мы стали свидетелями увеличения числа тестов, проводимых ежедневно, и снижения уровня их позитивности. Это безусловно позитивное изменение, но оно не позволяет нам увидеть полную реальную картину ситуации. Многие страны открыли свои границы для наших граждан с определенными условиями. Одним из условий въезда будет отрицательный тест ПЦР, проведенный не ранее чем через 72 часа до пересечения границы государства назначения. То есть у нас много здоровых людей, которые делают ПЦР-тест на COVID-19 только для целей путешествия. Несправедливо рассчитывать уровень позитивности из общего количества выполненных тестов, потому что мы получим более низкую цифру. Было бы справедливо рассчитать коэффициент позитивности из числа тех, кто пришел на тест с признаками заболевания.

Присутствие британского штамма было подтверждено в Молдове в феврале. В публичном пространстве нет информации о других штаммах. Неужели мы по-прежнему остаемся территорией без присутствия штаммов из Бразилии и Южной Африки? Есть ли у нас новые тесты, способные читать эти штаммы в нашей стране? Готовы ли мы встретиться с индийским штаммом? Много вопросов остаются без ответов еще.

Мой вывод заключается в том, что мы оказались в регуляторной ловушке. Мы решаем по показателям, и вроде бы мы решаем правильно, следуя утвержденному алгоритму принятия решений. В то же время мы позволяем вирусу распространяться в сообществе беспрепятственно. Последствия могут быть неприятными для всех.