logo

Дела (не)подсудные. Как «отменяются» законы Гагаузии. Op-Ed Вячеслава Крачун


https://ipn.md/public/index.php/ru/dela-nepodsudnye-kak-otmenyayutsya-zakony-gagauzii-op-ed-vyacheslava-7978_1081535.html

 

 

Игра с отменой и последующим «перепринятием» аналогичных законов с формальными изменениями, похоже, устраивает обе стороны...

 

Вячеслав Крачун
 

Апелляционная палата Комрата отменила два региональных закона, действовавших на территории Гагаузии. Один из них касается организации выборов в Народное собрание, а другой - экономической деятельности на основании предпринимательского патента. Власти региона готовы отстаивать свою позицию в Высшей судебной палате. При этом главную проблему в Комрате видят не в частных случаях, а в самом факте, что законы и постановления НСГ подвергаются проверке на законность судами общей юрисдикции.

Многолетний спор

О том, что Апелляционная палата по иску Государственной канцелярии отменила закон АТО Гагаузия «О налоговом свидетельстве», стало известно в конце апреля. Тогда же Народное собрание планировало провести внеочередное заседание и выступить со специальным заявлением по этому поводу. Этому, однако, помешало отсутствие кворума. Помимо декларации, которая, по-видимому, всё же будет принята в ближайшем будущем, депутаты готовы отстаивать закон и в высшей инстанции.

«Очень плохо, что Госканцелярия подала на нас в суд. Мы этот вопрос обсудим, без внимания не оставим. Мы обжаловали это решение», - заявил в эфире радиостанции GRT спикер НСГ Владимир Кысса.

История с отменённым законом имеет уже многолетнюю историю. Так, с 2001 года в автономии действовал закон о фиксированном налоге, который позволял некоторым категориям мелких предпринимателей из сферы торговли и сферы питания работать без кассового аппарата и бухгалтерского учёта. Закон принимался как мера поддержки мелкого бизнеса и им могли пользоваться около 800 индивидуальных предприятий.

В 2017 году по иску Госканцелярии закон был отменён. Аргументы, которые принял суд, состояли в том, что НСГ не имеет полномочий по принятию подобных законов и что действие отменённого закона «причиняло ущерб бюджету государственного социального страхования».

Закон «О налоговом свидетельстве», о котором говорилось выше, - по сути реинкарнация закона «О фиксированном налоге», который с небольшими изменениями был принят НСГ в начале 2018 года. Ход, который изобрели гагаузские депутаты в ответ на претензии Госканцелярии, может повторяться бесконечное число раз: каждый отменённый закон они могут принимать заново как новый, внося в текст несколько формальных коррективов. 

Закон о «цензе оседлости»

Еще один закон, который недавно аннулировала Апелляционная палата Комрата, касается нововведений в Избирательный кодекс Гагаузии, регулирующих порядок голосования по временной прописке.

Эти поправки НСГ приняло в январе этого года и они неформально были названы «цензом оседлости», поскольку предусматривали, что жители Гагаузии, прописавшиеся в населенном пункте менее чем за год до выборов, могут голосовать по новому месту жительства только в том случае, если предоставят документы о приобретении недвижимости. В противном случае прописавшиеся в другом населённом пункте граждане должны были голосовать по предыдущему месту жительства.

Автором законопроекта, который предусматривал эти ограничения, выступил спикер НСГ Владимир Кысса. Свою инициативу от объяснил угрозой фальсификации выборов. По его словам, в его избирательном округе, небольшом селе Буджак, за короткое время прописалось более 400 человек из других населённых пунктов автономии, которые на выборах планируют голосовать по временной прописке за «нужного кандидата».

К слову, одним из истцов, опротестовавших изменения Избирательного кодекса, стал Александр Кендигелян, кандидат в депутаты НСГ от села Буджак. Именно его Кысса обвиняет в организации массовой прописки.

Игры с судом

Примеры отмены законов и постановлений НСГ не исчерпываются приведёнными историями. Из нашумевших в своё время случаев можно вспомнить про Кодекс об образовании Гагаузии, аннулированный судом в 2017 году. В том же году Госканцелярия добилась отмены действия одной из статей Уложения Гагаузии, которая гарантировала депутатам правовой иммунитет.

Очевидно, что проблема шире частных случаев и она не сводится к недовольству работой Государственной канцелярии - как мы видели, законы могут отменять и по обращению рядовых граждан. Речь идёт о изъяне в системе функционирования Гагаузской автономии, а точнее о разном отношении к её правовым основам.

В Комрате настаивают, что местные законы не могут проверяться на законность, а только лишь на соответствие Конституции. Однако, ни первое, ни второе не входит в компетенцию судебных инстанций общей юрисдикции. Центральные власти эту позицию не принимают и продолжают практику судебных тяжб. Впрочем, тяжбы с каждым разом проходят всё более рутинно и без лишнего шума - вялая реакция Народного собрания в случае последнего судебного решения это подтверждает. Игра с отменой и последующим «перепринятием» аналогичных законов с формальными изменениями, похоже, устраивает обе стороны.


 
Вячеслав Крачун
Публицист, окончил мастерантуру Молдавского Университета Европейских Знаний по специальности международное право. Профессиональные интересы: регионализм, политический процесс в АТО Гагауз Ери, проблематика взаимоотношений автономии с центральными властями РМ.

IPN публикует в рубрике Op-Ed материалы авторов извне редакции. Высказанные ими мнения не обязательно совпадают с мнениями редакции.