Главной проблемой одномандатной инициативы является её инициатор. Анализ IPN
Print Send by email
05:35, 20 мар 2017

А без этого консенсуса возможное внедрение новой избирательной системы окажется лишь политической победой одного (одних) политического игрока над другим (другими) политическим игроком и не будет иметь ничего общего с заявленными целями в виде „перезагрузки” политического класса, чтобы тот желал и мог способствовать осуществлению надежд общества на лучшее...
---

13 марта 2017 года депутаты от Демократической партии зарегистрировали в парламенте законодательную инициативу, которая предусматривает переход к избирательной системе мажоритарного голосования в одномандатных округах. Согласно проекту, будет создан 101 избирательный округ, в каждом из которых будут выбирать одного депутата в парламент страны. С того момента, как данная инициатива была озвучена и зарегистрирована, она вызвала серьёзную неоднозначную реакцию, что говорит о появлении ещё одной трещины в и так глубоко разделённом молдавском обществе, или ещё одного критерия для дальнейшего нагнетания противостояния. Почему это происходит, и что с этим делать, если что-то можно сделать?

Единственная причина для беспокойства: инициатор инициативы

Ощущение беспокойства, порождённое данной инициативой, в целом вызвано не преимуществами или недостатками самой системы, а тем, каким образом она предложена для принятия, что, в свою очередь, может привести к ещё большим проблемам с социальной сплочённостью в Молдове. От этой сплочённости, в свою очередь, зависит не только успех новой избирательной системы, но и судьба многих важных проектов национального значения. Реформирование социальной жизни, европейская интеграция страны – таковы лишь два примера. Возможно, именно поэтому Венецианская комиссия уже представила рекомендацию о необходимости обеспечить широкий консенсус при обсуждении и принятии инициативы ДПМ, ещё до того, как данный законопроект будет направлен на экспертизу.

На самом деле, из всей совокупности элементов, составляющих инициативу о смене избирательной системы, для большинства политических сил, социальных групп и отдельных лиц, похоже, раздражителем является один-единственный аспект: сам её инициатор – Демократическая партия Молдовы. Можно предположить, что реакция на эту же инициативу, будь она выдвинута другой политической или неполитической структурой, была бы совершенно иной. Тем более что некоторые политические силы ранее озвучивали свои симпатии к мажоритарной системе, а большая часть общества, согласно социологическим опросам, кажется, одобряет такой способ формирования законодательной ветви власти.

Подозреваемая в неискренности

В целом, ДПМ подозревается в большой неискренности в отношении тех целей, которые, по её заявлениям, она преследует, продвигая эту инициативу. Такие подозрения кажутся достаточно разумными, если учесть предшествующее поведение данной партии в ряде ключевых сфер. Эта подмена заявленных целей целями, преследуемыми в реальности, вызывает беспокойство, разочарование и даже страх у определённых политических групп и социальных категорий.

Что это за подозрения? ДПМ заявляет, что новая избирательная система призвана „перезагрузить” политический класс, очистить его и обновить, потому что он не проявил зрелости на протяжении всей истории молодого молдавского государства, оказавшись неспособным внести свой вклад в реализацию стремления общества к более процветающей и более защищённой законами и государственными институтами жизни. В частности, этим целям должны соответствовать новые механизмы, призванные, согласно новому проекту, обеспечить более высокий уровень неподкупности народных избранников и меньше коррупции в их рядах, сокращение политической „миграции”, меньше политических, партийных, групповых и личных интересов, зато больше преданности национальным интересам и интересам рядового гражданина.

Но именно Демпартию подозревают сегодня в поощрении политической „миграции” на всех уровнях, а также в том, что, будучи главной правящей партией, она не обладает достаточным потенциалом и/или политической волей для ведения борьбы с коррупцией и укрепления системы правосудия. С этим подозрением приходится сталкиваться любой правящей партии, во все времена и при любых условиях. Тем более, когда свой правящий статус она приобрела в основном не по итогам выборов, а благодаря, к примеру, той же политической „миграции”.

Результаты, обратные ожиданиям?

В связи с этим, несмотря на заявленные цели, основные подозрения в отношении инициатора мажоритарно-одномандатной системы, похоже, заключаются в следующем:

1. Исходя от практики, которая, как говорят, широко распространена в ходе избирательных кампаний в Молдове, избирателей будут „покупать” ещё чаще: напрямую – кандидаты из числа „местных баронов”, от которых избиратели очень сильно зависят, или опосредованно – партии, заинтересованные в победе конкретного кандидата в конкретном избирательном округе.

2. Будут „покупать” депутатов, уже избранных в одномандатных округах, с тем же результатом, с которым, как говорят, „народных избранников” „покупают” при нынешней избирательной системе: происходит укрепление интересов отдельных политформирований, одновременно с пропорциональным отдалением от интересов граждан и избирателей. Как минимум частично, обоснованность этих опасений показали два последних созыва Народного собрания АТО Гагаузия. Многие из депутатов, будучи избраны в одномандатных округах в качестве независимых кандидатов, перешли в лагерь ДПМ, которая в одночасье получила парламентское большинство и ключевые руководящие должности в региональном законодательном органе.

Врач, который лечит заболевания, вызванные им самим

Избирательный процесс, которому будет причинён такой ущерб, возможно, даже ещё больший, чем сегодня, не приведёт к большей демократии и большей работоспособности органов государственной власти, в частности парламента и депутатской должности. Соответственно, нужно посмотреть: стоит ли менять систему, и каковы реальные цели этой замены?

ДПМ подозревается оппонентами в том, что она будет использовать (продолжит использовать?) механизмы новой избирательной системы в собственных интересах, чем объясняется большая настойчивость и большие ресурсы, задействованные для её продвижения. В частности, ДПМ обвиняют в том, что смену системы она продвигает с целью сохранить и укрепить своё присутствие во власти на последующие годы. По мнению оппонентов, ДПМ избрала этот путь для достижения своих целей, потому что она не может их достичь в рамках нынешней, пропорциональной системы, из-за низкого рейтинга в соцопросах партии в целом, а также из-за антирейтинга её лидера Влада Плахотнюка, который одновременно является главным инициатором проекта о смене избирательной системы.

Критика критиков

Здесь критики ДПМ могут быть правы, но лишь отчасти. Нельзя обвинять политического оппонента в том, что он хочет удержаться у власти и делает для этого всё, до тех пор, пока целью всех партий и политиков во все времена остаётся прийти к власти и удерживаться там максимально долго и как можно прочнее, и до тех пор, пока это происходит законными методами. Похоже, оппоненты совершают ту же подмену понятий, в которой они обвиняют ДПМ, и это играет против них в плане поддержки, в поисках которой они обращаются к обществу, дабы отклонить инициативу демократов.

Даже оппоненты вынуждены признать ту изобретательность, с которой ДПМ, имея низкий рейтинг и даже антирейтинг, нашла способ для достижения тех целей, в которых её обвиняют, воспользовавшись и уже мощно подпитывая то декларируемое населением в соцопросах желание выбирать „своих” депутатов в одномандатных округах.

Возможно, многие из рядовых избирателей не видят столь ясно, как оппозиционные политики, прямой связи между целями ДПМ, одномандатной системой, как способом их достижения, и угрозой для демократических основ страны, о которых эти политики заявляют. Нестандартная ситуация требует от оппозиционных политиков нестандартных решений, не менее изобретательных и популярных среди населения, чем уже применённые Демпартией. Но пока эти решения запаздывают. По крайней мере, тактика отказа от участия в дебатах по поводу инициативы ДП кажется недостаточной для того, чтобы рассчитывать на реальные результаты в борьбе с ней.

Жизненно важный консенсус: реален ли он или нет?

Так или иначе, на данный момент политические противники ДПМ сравнивают её с врачом, лечащим болезни, которые он сам и вызывает. Чтобы опровергнуть эту оценку, демократы должны продемонстрировать искренность заявленных ими целей: „перезагрузки” политического класса, повышения его неподкупности и потенциала, в том числе за счёт пресечения политической „миграции”, борьбы с коррупцией, укрепления судебной системы и т.д. Как именно ДПМ должна это продемонстрировать, чтобы выглядеть достоверной и убедительной, сказать сложно, учитывая вышеупомянутые тяжкие упрёки, высказываемые в её адрес. Но очевидно, что всё это должно быть сделано сейчас, параллельно с обсуждением и принятием новой инициативы, в качестве обязательного условия обретения ею законного статуса.

Без таких доказательств, приведённых сейчас, достичь широкого консенсуса в ходе принятия и внедрения одномандатной системы практически невозможно. А без этого консенсуса возможное внедрение новой избирательной системы окажется лишь политической победой одного (одних) политического игрока над другим (другими) политическим игроком и не будет иметь ничего общего с заявленными целями в виде „перезагрузки” политического класса, чтобы тот желал и мог способствовать осуществлению надежд общества на лучшее.

Валериу Василикэ, IPN


(0) comentarii
Ваше имя

Комментарий Citeste Regulile

Subscribe by email RSS